Авторизация

Китай и Северная Корея: запутанное партнерство

 -

Похоже, Китай все больше недоволен поведением Северной Кореи, и такое недовольство может дойти до того, что он откажется от своей многолетней поддержки Пхеньяна. Будучи крупнейшим экономическим спонсором Северной Кореи, Пекин на протяжении многих лет предоставляет этому режиму экономическую помощь и обеспечивает дипломатическую защиту от Соединенных Штатов и прочих государств. Людям посторонним китайский альянс с Северной Кореей может показаться реликтом холодной войны, не имеющим особого права на существование в 21-м веке. Однако та поддержка, которую Пекин продолжает оказывать Пхеньяну, основана в большей степени не на общей идеологии и не на истории сотрудничества прошлых лет, а на расчетах Китая по поводу собственной безопасности.

Пожалуй, нынешние отношения между двумя странами можно лучше всего охарактеризовать часто повторяемой фразой о том, что две страны «-близки как губы и зубы»-. Это отнюдь не заявление о крепкой дружбе,  а вторая половина китайского афоризма «-когда губы исчезнут, зубам будет холодно»-. Этим и объясняется китайская заинтересованность в поддержании северокорейского режима. Северная Корея играет роль буферного государства на северо-востоке Китая, и хотя Пхеньян может использовать такую потребность Пекина в буфере в своих интересах, северокорейское руководство не питает иллюзий и прекрасно понимает, что Китай заинтересован в выживании его режима лишь в той мере, в какой он продолжает играть роль буфера.

Думает Китай или нет о серьезных изменениях в отношениях с Северной Кореей, связи между двумя странами определяются в равной степени географией, историей и выбором. Корейский полуостров примыкает к северо-востоку Китая, который называется Маньчжурия. Северную Корею от Китая отделяет река Ялу, и район на западной оконечности границы, проходящей по горной местности, играет роль пропускного пункта между двумя странами. География Северной Кореи не дает возможности оказывать серьезное сопротивление противнику в случае стремительных перемещений войск как в северном, так и в южном направлении, в чем две страны неоднократно могли убедиться в прошлом.

Иногда приграничные районы доставляли неприятности китайским империям, которым приходилось сражаться с различными захватчиками и противостоять растущей военной мощи Кореи. А иногда полуостров служил проводником для проникновения китайской культуры в Японию, и периодически становился главной площадкой военной конфронтации между Пекином и Токио. В 19-м веке, когда Европа и Америка расширяли свою деятельность  в Азии, национальная безопасность Китая могла оказаться под еще более серьезной угрозой, если бы  иностранные державы заняли в Корее господствующее положение. А во времена холодной войны Северная Корея обеспечивала стратегический буфер, защищавший КНР от американских войск, дислоцировавшихся в Японии и Южной Корее. Эту функцию она выполняет до сих пор.

 -

История вражды

Оценивая собственное стратегическое положение и стратегические позиции друг друга, Китай и Северная Корея очень многое черпают из истории. Китай видит в Северной Корее весьма полезный буфер, который, однако, может втянуть его в войну, а также ослабить либо сдержать попытки Пекина добиться своих стратегических целей. Для Северной Кореи Китай является  партнером, без которого ей не обойтись, и который посредством тщательных манипуляций будет и впредь финансировать и защищать Пхеньян. При этом КНДР постоянно рискует утратить контроль над собственным будущим, отдав его в руки китайцев. Данные  идеи не отличаются особой новизной – они основаны на многовековом опыте взаимодействия и взаимовлияния, но Китай и Северная Корея извлекают разные уроки из этой истории.

Северные корейцы ведут свое происхождение и отчасти свою национальную философию от царства Когурё, которое существовало с 37 года до н.э. до 668 года н.э. Его центр находился на территории сегодняшней Северной Кореи, а само царство простиралось вглубь нынешнего северо-востока Китая. В седьмом веке одна китайская династия изнурила себя попытками захватить Когурё, а преемник той династии добился успеха лишь после того, как заключил непродолжительный союз с доминирующим царством, расположенными на территории нынешней Южной Кореи. То, что китайские династии посягали на царство Когурё, свидетельствовало о их обеспокоенности по поводу сильной державы на китайской границе. Такая обеспокоенность сохраняется по сей день. Китай и обе Кореи и сегодня периодически  вступают в научную перебранку по вопросу исторической принадлежности царства Когурё. Отчасти это делается для того, чтобы оправдать сохраняющийся контроль Пекина над Северной Кореей, а также в случае объединения Севера и Юга подвергнуть сомнению любые возможные правопритязания Кореи на корейское население, живущее на китайской стороне реки Ялу,

Корейский полуостров также использовался в качестве маршрута для вторжения как Китаем, так и Японией. В 13-м веке, после более чем двадцатилетнего конфликта, династия Юань наконец разгромила правящее корейское царство, подчинила его себе и при помощи корейских корабелов, солдат и припасов провела два наступления на Японию, которые в итоге закончились неудачей. После объединения Японии при Тоётоми Хидэёси, произошедшего спустя три века, японцы начали крупномасштабное вторжение в Корею на пути в Китай, которым правила династия Минь. Шестилетняя война показала один из важных недостатков в корейской обороне – японцы стремительно продвинулись на север полуострова, захватив по пути Сеул, Кэсон и Пхеньян. Войска династии Минь были спешно переброшены в Корею, чтобы остановить быстро наступавших японцев, которые практически лениво отмахивались от совершенно неподготовленной корейской армии.

Благодаря китайским пушкам и маневренным войскам с юга Китая, а также корейском флоту, который умело перерезал пути снабжения японцев, ситуацию удалось переломить. Но на всем протяжении вторжения китайцы и корейцы мало в чем соглашались. Правившая  в Корее династия Чосон считала, что защищает династию Минь от японских агрессоров, и требовала, чтобы китайцы полностью разгромили японцев, а если возможно, то и поработили их. Корейцы также боялись, что Китай воспользуется возникшей возможностью и оставит свои войска на полуострове надолго. Китайцы же были готовы согласиться на сохранение корейского государства в качестве буферной зоны, а также на японскую оккупацию южной части Кореи. Во время войны они часто объявляли о прекращении огня, а корейцы считали, что это слишком выгодно для японских и китайских интересов, но не для корейских. Интервенция во время японского вторжения, как и интервенция периода Корейской войны, длившейся с 1950 по 1953 годы, была основана не на корейских интересах, а в значительной мере на интересах китайцев.

Хотя корейцев беспокоило возможное владычество китайцев, с седьмого столетия различным корейским царствам удавалось сохранять свою независимость и самостоятельность за счет того, что они номинально соглашались с имперскими замыслами Китая и на особые взаимоотношения  с китайскими династиями. Это позволяло Китаю сохранять уверенность в лояльности Кореи на границе, а Корея получала определенные гарантии того, что Китай не будет на нее нападать. Для обеих стран это был брак по расчету и по необходимости, и этим принципом они руководствовались в своих отношениях.

Такая ситуация с недолгими перерывами сохранилась и в 19-м веке, в то время как европейские колониальные державы изматывали Китай войнами. Китай ревностно отстаивал право Кореи на самоизоляцию от внешнего мира. Пекин был недостаточно силен, чтобы военными средствами обеспечивать сохранение стратегического буфера, каким являлась Корея. Поэтому он использовали свои особые отношения  с Кореей, действуя методами дипломатии. Пекин время от времени заявлял свои права на сюзеренитет над Кореей, превращая это в условие для продолжения диалога с государством-отшельником, а также утверждал, что несмотря на особые взаимоотношения, корейцы сами формируют и проводят внешнюю политику, а поэтому Китай не отвечает за их действия. Главная цель Китая заключалась в том, чтобы не дать иноземцам взять Корею под свой контроль.

В конечном итоге Китай потерпел неудачу. Совершая в начале 20-го века сложные маневры между китайцами, русскими, корейцами и прочими, Япония взяла власть над Корейским полуостровом в свои руки. Эффективно удерживая Корею под своим контролем, японцы практически лишили Китай и прочие державы любых шансов на использование этой территории в качестве плацдарма для вторжения на японские острова. Владея Кореей, японцы сумели захватить новые территории в Маньчжурии, и тем самым лишний раз показали Китаю, насколько важна Корея для его интересов национальной безопасности.

 -

 -

Корея как стратегическое преимущество

В конце Второй мировой войны Китай занимался своей гражданской войной и был не готов к восстановлению особых отношений с Кореей. Но к 1949 году китайские коммунисты в основном одержали верх у себя дома, и оккупационные советские войска ушли из Северной Кореи. Новое коммунистическое правительство этой страны, сформированное после ухода японцев и раздела полуострова на две части в 1945 году, консультировалось с Москвой и Пекином и, пожалуй, манипулировало ими, добившись в результате военной поддержки своему вторжению на Юг.

Пока Пхеньян готовился к нападению на Южную Корею, в Китае шли приготовления к высадке через пролив на Тайвань. Но китайцам пришлось отложить свои планы. Через несколько  дней после начала боевых действий между Северной и Южной Кореей в июне 1950 года Соединенные Штаты  направили свои корабли в Тайваньский пролив для защиты националистического правительства в Тайбэе. Когда спустя несколько  месяцев войска Севера были остановлены и отброшены обратно к реке Ялу, у Китая не осталось иного выбора, и он был вынужден переключить свое внимание с Тайваня на Корейский полуостров, вступить в Корейскую войну и заняться гораздо более насущной угрозой, возникшей у него на границе.

Советы, обеспокоенные тем, что в результате  успешных действий по разгрому националистов на Тайване Пекин обретет свободу действий и сможет предпринять попытку политического примирения с США, в ходе Корейской войны обеспечили сохранение враждебности между Соединенными Штатами и Китаем. Действия северных корейцев в случае их успеха могли быть выгодны КНР, но вместо этого они помешали Пекину восстановить свою власть над Тайванем, на два десятилетия испортили его отношения с Вашингтоном, и в итоге Китай оказался ответственным за поддержку слабого государства, находящегося на важной границе с ним. Северные корейцы были благодарны китайцам за вмешательство, но при этом, как и во время предыдущих интервенций, китайцев опять устраивал раздел Кореи, поскольку это позволяло им сохранить свой буфер.

Хотя после войны северные корейцы сумели воспользоваться усиливавшимся в то время советско-китайским расколом, добиваясь экономических уступок от соперничавших между собой коммунистических держав, после распада Советского Союза и окончания холодной войны северокорейский режим встал перед незавидным выбором: либо пойти на риск утраты контроля над страной, попытавшись ее реформировать и открыть навстречу внешнему миру (пример Советского Союза и многих стран Восточной Европы не способствовал выбору такого пути), либо согласиться на другой риск, оставив для себя лишь одного спонсора в лице Китая. Но Пхеньян выбрал свой путь: он решил создать мощные силы ядерного сдерживания любых военных акций и угрожать применением этих сил, выбивая экономические уступки из американцев, японцев, южных корейцев и всех тех, кому дороги мир и стабильность. Пхеньян также решил использовать страх Китая перед утратой своего стратегического буфера.

В прошлом такая политика была весьма эффективна, но сейчас она начинает приносить все меньше дивидендов. Северная Корея сегодня зависит от Китая даже больше, чем раньше, но Китай в отношениях с ней превратился в точно такого же заложника. Пекин использует различные кризисы в Северной Корее к собственной  выгоде, предлагая свои посреднические услуги на переговорах в обмен на политические уступки со стороны США и Южной Кореи. Он ведет примерно такую же игру, как и в эпоху колониализма, отстаивая свои особые отношения с Северной Кореей и одновременно отказываясь отвечать за действия Пхеньяна. Когда-то это был весьма удобный метод для построения региональных отношений и для ответа на американские вызовы китайской политике, скажем, в сфере манипуляций с валютой. Но такая политика начинает утрачивать свою эффективность и для китайцев тоже. Вашингтон все чаще призывает Пекин поступать решительнее в отношениях с Пхеньяном, грозя в противном случае отодвинуть КНР на обочину. Вашингтон порой даже действует в обход Китая, вступая в диалог с Индией и Монголией как с потенциальными посредниками.

Северная Корея для Китая остается необходимым стратегическим буфером. В случае объединения Севера и Юга максимум, на что может согласиться Пекин, это корейский нейтралитет с предпочтительным отношением к Китаю. Потребность Пекина в буфере дает Северной Корее гарантию того, что Китай будет защищать ее от нападения. Но это не гарантирует Северу, что Пекин сохранит существующий режим. Пекину более послушная Северная Корея выгодна даже больше, чем нынешняя власть. Китайцы уже дали понять, что в случае краха или начала войны они могут захватить Пхеньян и сохранить северную часть Кореи под своим контролем, по сути дела, взяв на себя ответственность за управление буферной зоной – пусть даже это и не является оптимальным решением.

В конечном итоге Китай может посчитать угрожающее и демонстративное поведение Севера пагубным для своих интересов, если он не сумеет добиться от него уступок и будет не в состоянии оказывать влияние на своего маленького соседа. Сейчас Китай подает именно такие сигналы через свое научно-аналитическое сообщество и по другим каналам, работая в этом направлении как в китайских средствах массовой информации, так и в зарубежных. Северная Корея в своих комментариях в государственных СМИ в ответ говорит о том, что маленькие государства не могут верить обещаниям крупных держав защитить их, и поэтому должны создавать собственные мощные силы сдерживания.

На уровне риторики между Пекином и Пхеньяном возникает раскол. А поскольку в обеих странах сейчас новое руководство, вполне естественно, что они сегодня испытывают дискомфорт и тревогу по отношению друг к другу. Обе страны используют продолжающиеся северокорейские кризисы к своей выгоде, и обе понимают, что их методы сегодня работают далеко не столь эффективно, как прежде. Во время своего недавнего визита в Китай госсекретарь  США Джон Керри попытался добиться от Пекина помощи в понимании поведения Северной Кореи и в обуздании Пхеньяна, выступающего с грозными заявлениями и предпринимающего опасные действия. Пекин в ответ заявил, что Вашингтону необходимо завязать диалог с Северной Кореей, и что ему самому пока не удалось наладить тесные взаимоотношения  с новым северокорейским руководством. Еще до визита Керри подтекст такого поведения Пекина заключался в том, что Китай и сам раздражен действиями Пхеньяна, считая их выходящими за рамки приемлемого, и что если не руководство КНР, то ее научное сообщество сегодня открыто говорит о возможности разрыва с Северной Кореей и об отказе от почти неограниченной поддержки враждебно настроенного соседа.

Возможно, это очередной тактический ход. Не исключено, что китайцы снова пытаются променять свою помощь Северной Корее на политические уступки по другим направлениям. А поскольку при новом лидере Северная Корея стала еще более непредсказуемой, Китай может потребовать даже более серьезных уступок, чем прежде. Видимо, Вашингтон уже предугадал ответную реакцию Пекина, заявив, что может отказаться от развертывания систем противоракетной обороны в регионе, если Китай вмешается и остановит Север. Есть некий парадокс в том, что США в отношениях с Китаем используют северокорейскую карту – ведь по сути дела это Вашингтон пошел на обострение военной ситуации, развернув средства ПРО. А теперь он предлагает вернуться к докризисному состоянию  в обмен на политические уступки, а именно, в обмен на действия КНР по умиротворению Северной Кореи.

Своими действиями КНДР уже вызывает такую реакцию, которая угрожает стратегическим интересам Китая. К такой реакции можно отнести расширение американской системы ПРО, ускоренную милитаризацию Японии, а также новые возможности для более тесного военного сотрудничества между Японией и Южной Кореей. Это вполне может заставить Пекин начать задавать вопросы о том, кто же берет верх во взаимоотношениях между Китаем и Северной Кореей.

 -

Оригинал публикации: China and North Korea: A Tangled Partnership

(«-Stratfor«-, США)

Роджер Бейкер (Rodger Baker)

 -

Хотел бы вам напомнить по теме вот такие версии: Что стоит за конфликтом США и Северной Кореи?  А так же почему КНДР Полезный враг Вашингтона, ну и обязательно нужно вспомнить историю корейской войны.

Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют


Облако тегов
Опрос
Календарь
«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031