Авторизация

Титаник: звенья зловещей цепи



После того, как мы обсудили все версии гибели «Титаника» и поспорили, может ли корабль затонул из за пожара давайте все же вернемся к традиционной версии. Там оказывается тоже не все так просто.

Как пишет по этому поводу блогер prosto_serge : "Как ни прискорбно, но, изучая историю самой знаменитой морской катастрофы, приходится признать, что своей гибелью «Титаник» обязан длинной цепи роковых случайностей. Если бы хоть одно звено зловещей цепи было разрушено, трагедии удалось бы избежать."

Собственно вот они, эти звенья зловещей цепи ...


Пожалуй, первым звеном было успешное начало путешествия – да-да, именно так. Утром десятого апреля, во время отплытия «Титаника» от причальной стенки Саутгемптонского порта, суперлайнер прошел слишком близко к американскому кораблю «Нью-Йорк», и возникло явление, известное в навигации как присасывание судов: «Нью-Йорк» стал притягиваться к движущемуся рядом «Титанику». Однако благодаря мастерству капитана Эдварда Смита столкновения удалось избежать. По иронии судьбы, случись авария, она спасла бы полторы тысячи жизней: если бы «Титаник» задержался в порту, злополучной встречи с айсбергом не произошло. Это раз.

Следует упомянуть и о том, что радисты, принявшие сообщение от судна «Месаба» о ледяных полях айсбергов, не передали его Эдварду Смиту: телеграмма не была помечена специальным префиксом «лично капитану», и затерялась в ворохе бумаг. Это два.

Тем не менее, это сообщение было не единственным, и о ледовой опасности капитан знал. Почему же он не сбавил ход судна? Погоня за «Голубой лентой», конечно, дело чести (и, что важнее, большого бизнеса), но почему же он рисковал жизнью пассажиров? Да не так уж и рисковал, на самом-то деле. В те годы капитаны океанских лайнеров часто проходили опасные льдом районы, не снижая скорости: это было как перейти дорогу на красный свет: вроде, и нельзя так делать, а всегда получается. Почти всегда. К чести капитана Смита надо сказать, что он остался верен морским традициям и остался на гибнущем корабле до самого конца.

Но почему же не была замечена громада айсберга? Тут все сложилось один к одному: безлунная, темная ночь, безветренная погода. Если на водной глади были бы хоть небольшие волны, впередсмотрящие могли бы разглядеть белые барашки у подножья айсберга. Штиль и безлунная ночь – еще два звена роковой цепи.

Как выяснилось позже, цепь была продолжена тем, что айсберг незадолго до столкновения с «Титаником» перевернулся своей подводной, напитанной водой, темной частью наверх, из-за чего ночью издалека его практически не было видно (обыкновенный, белый айсберг был бы различим за милю). Дозорный же разглядел его лишь за 450 метров, и времени для маневра почти не оставалось. Может быть, айсберг был бы замечен раньше, но здесь сыграло роль очередное звено роковой цепи – в «вороньем гнезде» не оказалось биноклей. Ящик, где они хранились, оказался заперт, а ключ от него в спешке захватил с собой снятый с судна перед самым отправлением второй помощник капитана.



Капитан «Титаника» Эдвард Смит

После того, как впередсмотрящий все же разглядел опасность и сообщил об айсберге на капитанский мостик, до столкновения оставалось чуть больше полуминуты. Вахтенный офицер Мэрдок, находящийся на вахте, отдал рулевому приказ сворачивать налево, одновременно передав в машинное отделение команду «полный назад». Тем самым он совершил грубейшую ошибку, добавив очередное звено в цепи, приведшей лайнер к гибели: даже если бы «Титаник» врезался в айсберг лоб в лоб, трагедия была бы меньше. Оказался бы смят нос корабля, погибла бы часть команды и те пассажиры, чьи каюты располагались впереди. Но оказались бы затоплены лишь два водонепроницаемых отсека. С такими повреждениями лайнер остался бы на плаву и мог дождаться помощи других судов.



Первый помощник капитана Уильям Макмастер Мэрдок


А если бы Мэрдок, повернув корабль налево, приказал увеличить, а не уменьшить скорость, столкновения, может быть, вообще бы не было. Впрочем, откровенно говоря, приказ об изменении скорости вряд ли играет тут существенную роль: за тридцать секунд его едва ли успели исполнить в машинном отделении.

Итак, столкновение произошло. Айсберг повредил хрупкую обшивку корабля вдоль шести отсеков правого борта.

Следует сказать, что на «Титанике» совершал путешествие сам Томас Эндрюс, талантливейший конструктор, который и построил этот лайнер. Разумеется, после трагедии нашлись люди, обвинявшие его в неудачной конструкции судна. Упреки эти лишены всякого основания – Эндрюс и в самом деле построил самый совершенный корабль своего времени. Именно ему выжившие после крушения обязаны тем, что они располагали без малого тремя часами, чтобы покинуть судно и отойти на безопасное расстояние.



Томас Эндрюс

После аварии капитан Смит разбудил мистера Эндрюса и пригласил его осмотреть трюм, чтобы получить авторитетное заключение о судьбе судна. Вердикт конструктора был неутешителен: спасти «Титаник» невозможно. Нужно срочно начинать эвакуацию пассажиров.

И здесь мы подходим к одному из самых драматических обстоятельств. На борту парохода находились 2208 человек (счастье, что не 3500, на которые он был рассчитан), в шлюпках же были места лишь для 1178 людей. Забегая вперед, скажем, что спастись удалось лишь семистам четырем: очередное звено цепи неудач заключалось в том, что некоторые матросы чересчур буквально поняли приказ капитана сажать в шлюпки женщин и детей, и не пускали туда мужчин, даже если оставались свободные места. Впрочем, поначалу никто особенно и не рвался в шлюпки. Пассажиры не понимали, в чем дело, и не желали покидать огромный, уютно освещенный, такой надежный лайнер и непонятно зачем спускаться в маленькой неустойчивой шлюпке вниз, к ледяной воде. Однако довольно скоро уже любой мог заметить, что палуба все больше накреняется вперед, и началась паника.



Шлюпочная палуба. Гуляйте на здоровье.

Но почему же было такое чудовищное несоответствие мест на спасительных шлюпках? Изначально-то шлюпок было больше – целых тридцать пять, но от пятнадцати из них было решено отказаться. Во-первых, они «могли вызвать чувство неуверенности», но главное – мешали прогуливаться по палубе пассажирам первого класса, и это быстро исправили: девизом «Титаника» было «комфорт превыше всего». Но как же вообще мог быть выпущен в плаванье столь плохо оснащенный спасательными средствами корабль? Все дело в устаревших правилах Британского кодекса мореплавания, принятого еще в 1894 году. В соответствии с ним судну определенного размера ставилось в соответствие определенное число шлюпок. А так как водоизмещение самых больших пассажирских судов того времени редко превышало 10 000 тонн, то все подобные корабли-гиганты были объединены в единую категорию с предписанием им иметь на борту число шлюпок, достаточное для спасения 962 человек. В 1894 году даже не могли себе представить корабль, подобный «Титанику» – с тоннажем в целых 52 310 тонн!

Владельцы «Титаника», расхваливая достоинства нового корабля, заявляли, что даже перевыполнили инструкции кодекса: вместо положенных 962 спасательных мест на корабле было 1178. Несоответствию этого числа с количеством пассажиров на борту значения, увы, не придали.

После того, как в 1912 году затонул «Титаник», США приняли Акт о Моряках, который требовал, чтобы суда оснащались должным количеством спасательных шлюпок. Пассажирский пароход «Истлэнд» (Eastland) был модифицирован таким образом, чтобы разместить требуемое количество спасательных шлюпок, но это привело тоже к печальным последствиям



Фотография радиста «Титаника», сделанная криворуким фотографом

Особенно горько, что совсем недалеко от гибнущего «Титаника» стоял, пережидая ледовую опасность, другой пассажирский пароход, «Калифорниан». Еще несколько часов назад он оповестил соседние суда, что заперт льдами и вынужден остановиться, дабы случайно не напороться на ледяную глыбу. Радист с «Титаника», которого чуть не оглушила морзянка с «Калифорниана» (очень уж близко были корабли, и сигнал одного чересчур громко отзывался в наушниках другого), невежливо перебил предупреждение: «Подите к черту, вы мешаете мне работать!». Чем же был так занят радист «Титаника»? Дело в том, что в те годы радиосвязь на судне была скорее роскошью, чем насущной необходимостью, и это чудо техники возбуждало огромный интерес у состоятельной публики. С самого начала рейса радистов буквально завалили посланиями частного характера – и никто не видел ничего предосудительного в том, радисты «Титаника» уделяли такое внимание богатым пассажирам, пожелавшим отправить на землю телеграмму прямо с борта лайнера. Вот и в ту минуту, когда коллеги с других судов сообщали о плавучих льдах, радист передавал очередное послание на континент.





Радиосвязь скорее походила на дорогую игрушку, чем на серьезный инструмент: на кораблях того времени даже не была учреждена круглосуточная вахта у радиостанции. Вот и радист с «Калифорниана», отдежурив положенную смену, вечером отправился спать и не мог принять отчаянный сигнал бедствия – SOS. Если бы удалось сообщить «Калифорниану» о столкновении, то он мог бы прийти на помощь меньше, чем за час, а погружался «Титаник» целых два с половиной часа! Говорят, что с борта «Калифорниана» даже видели сигнальные ракеты, посылаемые тонущим лайнером в ночное небо, но не придали этому значения. Ну, ракеты, и ракеты. Празднуют, наверное, что-нибудь толстосумы с «Титаника». Вон, фейерверк себе устроили…

Но, на счастье пассажиров, несколько кораблей все же откликнулись на сигнал бедствия. Среди них был и «Олимпик», близнец «Титаника», но до него было слишком далеко – целых пятьсот миль. Не считая «Калифорниана», ближе всего к тонущему судну находился пароход «Карпатия» – меньше чем в шестидесяти милях. Получив сигнал SOS, он изменил свой курс и на предельных оборотах помчался на помощь. Около двух часов пополуночи радист «Карпатии» получил последнее сообщение с терпящего бедствие лайнера: «Идите как можно быстрее, машинное отделение затапливается по котлы». Больше радиосигналов от суперлайнера не поступало…


surviving_passengers_of_titanic.jpg
Выжившие пассажиры «Титаника» на борту «Карпатии»


В лодках посреди Атлантического океана оказалось около семисот человек. Потянулись томительные часы ожидания помощи. Какие-то из спасательных шлюпок всю ночь выискивали и подбирали на борт тонущих, а некоторые, наоборот, отплывали подальше от места трагедии, опасаясь, что люди за бортом, пытаясь спастись, могут перевернуть лодку.

В четыре утра, через четыре с половиной часа после столкновения «Титаника» с ледяной громадой, и через два часа поле того, как корма его скрылась в морской глубине, «Карпатия» подошла к месту трагедии и занялась спасением уцелевших. В восемь тридцать на борту оказались пассажиры последней шлюпки. Живых оказалось 704 человека. Поиски в воде остальных были бесполезны. При такой температуре воды спасательный жилет не спасает: человек умирает от холода за несколько минут.

В восемь пятьдесят «Карпатия», по иронии судьбы принадлежащая той самой пароходной компании «Кунард Лайн», лавры которой хотел забрать себе «Титаник», завоевав «Голубую ленту», берет курс на Нью-Йорк.

У вас есть какое нибудь еще звено в эту цепь?


источники



А вот, кстати, все ждут, когда поплывет современный "Титаник"

  • Нравится
  • 0
Оставить комментарий
иконка
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют


Облако тегов
Опрос
Календарь
«    Март 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031